Forum Blogs VIP Armenia Community Chat All Albums

VIP Forums Muzblog Chat Games Gallery. Форум, муздневники, чат, игры, галлерея.

Press here to open menubar...User Control Panel WAP/Mobile forum Text Only FORUM RULES FAQ Calendar
Go Back   VIP Armenia Community > Forum > Art and Culture > Literature and Culture
Blogs Members List Social Groups Mark Forums Read Press here to open menubar...


Notices

Literature and Culture Literature – are news, that will never become out of date. (Ezra Pound) When everything is forgotten, culture remains. (Edward Errio)

Reply
 

Сиаманто

LinkBack Thread Tools Display Modes
Old 18 Mar 07, 02:06   #1 (permalink)
Все буду молчать.........
VIP Ultra Club
Мукик's Avatar
Join Date: Mar 2007
Location: Много будете знать скоро состаритесь...
Age: 38
Posts: 14,210
Blog Entries: 7
Rep Power: 26 Мукик is on a distinguished road
Сиаманто

ДОРОГА НАДЕЖДЫ

Те, кто шел впереди,
кто изранил свои лбы о скалы сопротивления, —
гиганты мраморной Надежды,
не отступавшие пред несказанным страхом, —
те, кто собственными зубами
крошил огненные мечи разрушителей, —
этим вечером
окинули взором мое лицо,
в котором не было ни кровинки,
и держали такую речь:

«О закрывший перстами очи!
О ярящийся опрометчиво и отважно
в час борьбы,
в неистовом вихре бури!
Ты,
чьи губы летели к горю,
а усталые руки простирались в молитве
с ночи до ночи,
с утра и до утра,—
брат, каменеющий в скорби над трупами братьев
и несущийся в бешеном танце, —
очи твои превратились в язвы,
ток из твоих очей не слезный, — кровавый...
Подними ж безнадежно опущенные веки, —
и узри
беззаветное пламя факелов наших,
изгоняющих тьму, —
и внемли душою.
Ведомо нам:
ты — мечтатель,
расставшийся с чуждой песнью,
содрогнувшись от зрелища страшных пыток,
ты набрасываешь на изуродованные тела
тихое покрывало траурных слов,
возлагаешь на них
умиротворяющие длани...
Только — забудь о своем многоценном горе!
Пусть оно остается наедине с душою...
Знай же, о бледный отрок: испытанный пламенем — жив.
Даже когда родники окрасились кровью
и — в упор, не мигая, глядят на нас из земли, —
и тогда не должно тревожить павших!
Есть у тебя Мудрость, — учись у нее ваянию слова.
Преисполнись божественной стати мраморных глыб.
Пожелай — и, покорный предначертанью славы, быстрою мыслью
запечатлей веками наше Страданье,
и не забудь об одном:
губы его и душу,
думы его и очи —
устремить в объятья Борьбы!
А затем — и превыше всего затем, чтобы сбыться,
в эти дни чаяний и страданий
землю, знакомую тени твоей,
обручи с душою.
Ляжет путь твой далече —
деревнями, долами и полями, лишенными сна,
к селам, градам и весям, от края до края, —
не сбивайся с него, но иди вперед,
неустанно иди,
выходя неизменно к началу дороги:
так шагай по нему, наполняясь смертью!
Знаешь сам: неминуема ваша встреча
на твоей дороге, —
чтобы вихрями из-под копыт скакуна Надежды,
чтобы статуями по вершинам встали победы!

...и тогда — всего только на секунду! —
воротись из тени, с которою ты сольешься.
...и тогда — хотя бы одним только глазом! —
посмотри, как будут вставать из тлена
убиенные братья!
От погостов и сожженных городов,
от полей неслыханного боя,
где вознагражденье павшим — жизнь, —
их не сосчитать! Они смешались с нами!
С каждым мигом их больше и больше!
Вот они вступают на простор
площадей Надежды...
Взгляни, какая вера и любовь!
Взгляни, — и больше ничего не бойся.
...Вот надгробия их
и распятья из почерневших досок
на плечах, что согнулись под тяжкой ношей;
саваны в пятнах засохшей крови
развеваются на ветру.
Видишь? Видишь?!—склоняются друг перед другом,
видишь?!! — клянутся погибнуть снова и снова
ради братьев...

И да будут сегодня с нами
слепые и расслабленные,
и те, кто подставил шеи под лезвия боя
ради своих ближних,
и они — герои наших сражений,
и слова, ныне вставшие с нами,
и паренье вечное душ...
Есть, однако, другие.
Их — сонмы и сонмы.
Где они — там ужас.
Если ты не познал его, ты — счастливец.
Но мы знаем,
что тела их — тела чудовищ,
что глаза их и жесты — нечеловечьи!
Это — кровь.
Кровь из разрубленных глоток,
наяву или в мыслях,
в черепах этих вранов, хмельных от похоти власти,
хлынув, хлопаньем крыл тревоги объяла слух!

...но да здравствуют матери наших детей!
Ибо есть и матери! — сильные, простоволосые,
там, высоко, в шатрах
ожидают вновь приближенье родов.
Бедра их крепки, и щедро материнское лоно.
Новых непобедимых героев рождают они на битву,
дабы прославить грядущие наши зори!

...наши души отныне тебе открыты.
В преддверии светлого утра, —
брат наш! брат, окрыленный нашей мечтою!
Приходи! — и губы коснутся губ,
и навеки обнимем друг друга.
Днесь — карающий меч прими на свои рамена,
не обагренный доселе святой и страшною кровью.
Братья, клянитесь!
Блеснут в звездном сияньи,
крест очертив, молнии ваших мечей.
...сможешь ли ты положить свою душу на жертвенник Битвы?
Сможешь — с нами иди! Ибо ЗДЕСЬ ДОРОГА».
 
__________________
«Никто никого не может потерять, потому что никто никому не принадлежит.»
Мукик is offline  
Reply With Quote
Old 18 Mar 07, 02:11   #2 (permalink)
Все буду молчать.........
VIP Ultra Club
Мукик's Avatar
Join Date: Mar 2007
Location: Много будете знать скоро состаритесь...
Age: 38
Posts: 14,210
Blog Entries: 7
Rep Power: 26 Мукик is on a distinguished road
БОГОТВОРЕНИЕ

На рассвете
сонмы непокоренных
двинулись в путь
к новым схваткам,
к священной Цели,
страшные, как шагающие по холмам леса,
одолевая чудовищные горизонты.
И возникли на их пути
два Смысла,
два воина, тяжело вооруженных,
с подъятыми к солнцу мечами.
И когда они заговорили,
лица их были тяжелы и суровы.
«Братья!
День Дней настал!
Вы — ко всему готовы.
Но, прежде чем нацелить в сердца врагов
железные руки копий,—
здесь, на хачкарах разрушенного храма,
здесь, где покоится прах ваших братьев,
внемлите голосу славы, достойной самих богов.
Мы пропоем ее вам и душам погибших.

О вы, что, спасая ближних,
обагрили кровью свои души, не знающие пределов,
вы, что в любви обрели бессмертье,
бравшие перевал Идеала стальною волей к свободе,
чьи непокорные души и взоры
устремлены к Надежде!
Наше общее горе,
разрушения черных дней,
сочащиеся мукой,
всемогущий светоч веры,
горящий у вас в очах,
отраженный зрачками
неприкаянной, юной Свободы, —
вот в чем сила согласия наших душ!
С этой минуты
нет ничего дороже
самоотреченья,
шлифующего алмазы доблести.
Ваши грозные имена
дрожью кошмара измучат ваших убийц, —
так могучие бури терзают чело утесов
с четырех сторон горизонта...
Это вы
провозвестили свободу
от оков и решеток,
это вы
ударили в колокол,
когда грянул железный год смертей и спасений,
и стоял колокольный гром от башни до башни!
Гром — по тюрьмам!
Благовест — по темницам,
гаваням и крепостям,
по городам рабов...

Но когда потребовалась жертва,
и пора самоотреченья
постучалась в двери жилищ, —
вы покинули путь свободы,
расстилавшийся перед вами.
Вы своими руками собрали хворост
и, под нашим бесстрастным взором,
возвели для себя костры,
и зажгли роковое пламя!
...Но сегодня,
позабыв и простив минувшее,
благословляем вас
и поем вам славу:
нашим мраморным божествам,
нашим сияющим святым,
вам — грозным,
вам — ввергающим в трепет,
вам — великанам, —
благословляем вас — и поем вам славу!
И сегодня,
припадая к вашей земле,
с глазами, полными молитвы,
просим вас — мы:
дайте нам саваны ваши распеленать,
дайте возвысить голос за ваши жизни;
мы — всего лишь паломники,
но доверьте нам погребенье павших.
Будем кадить вам, —
и будем взирать на мир
сквозь засохшую кровь страданья на ресницах.
Но когда и для нас приблизится время
вступить в сраженье,
и когда нам придется пойти в атаку, —
ваши смерти
не заступят нам совести и дороги!
Благословляем вас!
Слава!» —

...и снова, снова
мы восклицаем,
прежде чем вас оставить:
«С этого утра
отцы и сыны — едины
в общем движеньи.
Ваша вера — едина с яростью
боготворивших вас:
тех, кто не смог противиться гневу
видя груды и груды
бездыханных тел на пепелищах,
громоздящихся выше самих руин, —
о, страшные горы,
достигающие звезд!
...Ваша вера —
едина с яростью тех, кто идет вперед!

...кто предречет — какие еще предстоят победы?
Славные пораженья какие еще грядут?»
 
__________________
«Никто никого не может потерять, потому что никто никому не принадлежит.»
Мукик is offline  
Reply With Quote
Old 18 Mar 07, 02:16   #3 (permalink)
Все буду молчать.........
VIP Ultra Club
Мукик's Avatar
Join Date: Mar 2007
Location: Много будете знать скоро состаритесь...
Age: 38
Posts: 14,210
Blog Entries: 7
Rep Power: 26 Мукик is on a distinguished road
ГОЛОС ЗЕМЛИ

О, друзья плача и ненависти, скажите, что значит этот ужас,
О котором говорят, что придет он с огненными мечами
На города мук, надежд и разрушений?
Что такое этот ужас, о друзья плача и ненависти?
— Это вечный голос Земли, призывающей к борьбе,
Голос, подобный медному звону колоколов смерти,
Голос Земли, переполненной местью и гневом, при¬зывающей к высшей борьбе.
Слушайте пахнущее смертью эхо ее спасительных слов:
— О, сыновья мои, паломники и скитальцы, изгнанные из городов и небес,
Слушайте Землю вашу, древнюю, плодоносную и овдовевшую,
Слушайте речи ее, напоенные мукой и кровью, плачем и ненавистью,
Отчаяньем и дрожью агонии...
Если хотите, чтоб древний ваш род не исчез,
Чтобы отечество не превратилось в руины,
Если хотите, чтоб дети Свободы рождались из чрева ее,
Чтобы реки мои, напоенные горем, не нянчили трупы,
Если хотите, чтоб звезды сияли и цветы по¬крывали холмы,
Если хотите, чтобы родники как мечты засверкали,
Если хотите, чтобы на тучных полях колосилась пшеница,
Если хотите, чтоб ваши поля как младенцев грудных я вскормила,
Если хотите, чтоб солнце всходило и зори сверкали,
Если хотите, чтобы долины мои не оплакивали мертвых,
Если хотите, чтобы колена рода сменяли одно другое и
на лице моем вдовьем можно было увидеть улыбку,
Если хотите мира над вашими кровлями,
Если хотите камни дорог моих кровью горячей своей не пятнать,
Если хотите, чтоб Месть отомстила за вас и на¬сытилась Ненависть,
Если хотите, чтоб властвовала Справедливость и был ваш город воздвигнут,
Если хотите, чтобы возродились Айкашен и Ар¬мавир, Тигранакерт и Арташат,
Если хотите, чтобы души ваши укрепились и ра¬зум прояснился,
Если хотите, чтобы угрызения совести не рыли вам могил,
Тогда, яростные, с оружием в руках, идите ко мне на помощь,

Руки простирая к могучим непокорным ветрам,
И, подставляя грудь всем опасностям,
Повторяйте призывы к Ненависти, пригодные для жестоких дней битвы,
Вселяющие надежду, победоносные и бесстрашные,
Повторяйте их напоколебимо и грозно,
Повторяйте всем и везде — потому что после ре¬шительных битв
Вселяющие ужас памятники Победы будут созданы вашими руками
Из костей моих врагов...
Гневом вашего духа сзывайте на помощь,
И армяне, мои сыновья, рассеянные по миру,
Пусть вновь обретут братство и воспламенятся
Призывом к мести, завещанной им отцами.
И пусть ваши руки будут подобны молниям,
А сердца и ум полнятся надеждой,
И пусть сверкают обнаженные мечи,
Так же, как искры, летящие из-под копыт ваших коней,
Пусть освещают факелы поля битв и вершины гор,
Придите на помощь моим сыновьям и спасите Землю надеждой.
И чтобы исполнились ваши души храбростью и тела наливались силой,
Чтобы ненавистью полнились сердца,
Чтобы стали тверды ваши шаги и крепла воля,


Чтобы мысль о гибели вашей Земли пронзала ваш мозг, как удар кинжала,
Чтобы ваши руки и грудь стали тверды как медь,
Посмотрите на толпы моих сыновей, преданных забвению, молящих о помощи,
На тела их; истерзанные зверствами,
На души их, уязвленные сиротством,
Отторжением от Родины и вечных горных вершин,
Посмотрите в глаза их, испуганные приближением смерти,
Услышьте их мольбы и крики, и слезные просьбы,
Когда с надеждой и вожделением глядят они на вас,
Вспомните обо всех страждущих, изгнанных,
На чужбине живущих сыновьях,
И о тех, кто окрылен надеждой и отчаяньем,
Обо всех, кто по праву братства ждет от вас помощи.
Умоляю вас, спешите, потому что рушатся жизни,
Все мы овдовеем, а вдовы умрут,
И новорожденные, под окровавленными пеленами
Не познавшие жизнь, глаза закроют.
И трепы в холщовых саванах еще и еще раз будут растерзаны и исколоты мечами...
И плодоносные поля и золотые утренние жатвы,
Вместе с садами и благоуханными лугами, станут пеплом,
Спешите, иначе все храмы и купола их превратятся в руины,

Крепости и валы, и старинные башни станут гру¬дой обломков,
Спешите, о бесстрашные сыновья дней отмщения,
К вашей священной Земле, спешите с открытой грудью, с острыми стрелами,
Подставляя свой щит ветру борьбы, а меч нацелив на своего врага.
Спешите свирепо, и бурно, и мстительно
К непокорным скалам, материнским скалам моим...
— И вот что еще хочу сказать вам, сомневающиеся мои сыновья,
На смену раскаленной и справедливой ненависти
Придет священная, божественная любовь к Жизни,
Придет, чтобы жить на безграничной материнской груди Земли...
Потому что только я знаю, какие, потоки крови
Текут во мраке земных глубин, как глубоко они про¬никают, как глубоко.
Только я знаю ужасающий, неотвязный, проника¬ющий в душу мою
Скрип полуоткрытых гробов...
Только я знаю, какими голосами молят о пощаде, кричат перед смертью,
Только я помню трепет тех, кто умолял солнце посветить еще хоть мгновенье,
Только я знаю отчаянье тех, кто любил друг друга,
Знаю стоны матери, потерявшей своих сыновей,

Только я помню страшный скрежет ломающихся костей,
И сводящее с ума падение отсеченных от тел голов,
Только я знаю, как медленно опускается топор палача на голову жертвы,
И только я помню о грудах костей тех,
Кто в глубине моего сердца уже столько времени, столько времени!
И они разрастались, стали густым лесом,
И земля нежданно услышала вести от героев...
«Но сейчас, вы, так упорно стремящиеся к моему телу и моей душе,
Вы, Верные, вы — паломники, вы, безупречные со¬племенники мои,
Вы, оплакивающие гибель моих сыновей,
Отдававшие кровь свою без сожаления,
Не знавшие позора отступничества,
К вам обращаюсь я!
Ободритесь, воспламенитесь надеждой, креститесь,
Потому что скоро Совесть приведет вас
От Ненависти к прекрасной, исполненной любви
Жизни, И в отблесках Зари сильные руки братьев ваши руки найдут...»
 
__________________
«Никто никого не может потерять, потому что никто никому не принадлежит.»
Мукик is offline  
Reply With Quote
Old 18 Mar 07, 02:20   #4 (permalink)
Все буду молчать.........
VIP Ultra Club
Мукик's Avatar
Join Date: Mar 2007
Location: Много будете знать скоро состаритесь...
Age: 38
Posts: 14,210
Blog Entries: 7
Rep Power: 26 Мукик is on a distinguished road
ВИДЕНИЕ СМЕРТИ

Резня, резня, резня...
В городах и за их пределами
Перепачканы варвары кровью
Умирающих и погибших,
И над ними вороньи стаи, -
С пьяным карканьем, кровь на клювах...
Суховей умирающих яростно душит,
Караван стариков и старух молчаливо
Вдаль уходит, минуя большие дороги...
Волны крови из ночи встают, вырастают,
И сквозь них проступают деревья, фонтаны,
И стада, что охвачены ужасом, мчатся
От объятых пожарами хлебных просторов...
Я на улицах вижу убитые семьи,
Вижу толпы бегущих от массовых казней.
И тропический жар поднимается злобно
От повергнутых в пламя больших городов...
И под снегом, что лег тяжело, словно мрамор,
Одиночество стынет развалин и трупов;
О, внемлите ж тележному страшному скрипу -
Ведь телеги до верха полны мертвецами -
И молитвам людей безутешных, скорбящих,
Что по тропкам стекаются к общим могилам;
О, внемлите последним словам умирающие -
Их уносят ветра, что ломают деревья...
Приближаться не надо, не надо, не надо
И к могилам несчастных, и к берегу моря:
Корабли различаю я в водах багровых,
Мертвецами заполнены палубы, трюмы;
Вижу: корчатся волны морские от боли,
Черепа различаю и белые кости...

Слушайте, слушайте, слушайте
Голос бури на водных просторах...
Резня, резня, резня...
Слушайте, слушайте, слушайте
Вой зловещий собак обезумевших -
Он с долин долетает и с кладбищ. Люди!
Окна закройте, закройте глаза, Резня, резня, резня...
1898
 
__________________
«Никто никого не может потерять, потому что никто никому не принадлежит.»
Мукик is offline  
Reply With Quote
Old 18 Mar 07, 11:57   #5 (permalink)
Все буду молчать.........
VIP Ultra Club
Мукик's Avatar
Join Date: Mar 2007
Location: Много будете знать скоро состаритесь...
Age: 38
Posts: 14,210
Blog Entries: 7
Rep Power: 26 Мукик is on a distinguished road
НОЧЬ

Опустошения ночь...
От дальней колокольни слышится звон смерти.
Он сводит с ума.
За дверями леденящий ужас бойни.
В глубоких и грязных ямах, на грудах пепла,
Вдовы коленопреклоненные молятся...
За этими стенами - застенок.
Здесь прославляется лживое молчание...
И падают вниз тени пещер, как пьяные, бесноватые
Толпы преступников...
Свет в окнах, словно страдание опустошенных глаз,
И кажется, что звезды тонут в кроваво-алом мраке.
О, необходимо сострадать одиноким этим душам, - они боятся,
Подобно цветам, увидавшим глубины вод.
Больше всех сострадайте больным,
Парализованным, обезумевшим, -
Пусть они покинут эти места.
Смотрите, все стойкие, живучие, оторванные от земли,
Несут в себе необъяснимый ужас;
А все новорожденные мечтают о призрачно далеких матерях...
О все эти сиротские души, что смотрят друг другу в глаза
Взглядами лунатиков, безумцев и нищих,
Нигде не могут найти опору, убежище, дом.
Они похожи на обреченных, - в каждом взгляде
Читаем лишь смерть.

Ночь безумия, опустошения ночь...
Страшный сон приснился крестьянам, -
В длинных платьях паломников, по берегу реки,
По страшной стране мертвецов,
Идут босые.
В руках серебряные кадильницы,
Идут очень набожно,
Свой многотрудный путь держат они
В спасительный Монастырь. В галлюцинациях,
От вечного страха дрожа, вся деревня,
Словно во сне, крестясь, убегает,
Подобно стаду слепых и белых овец.
Ночью они должны перейти эту реку. Они спешат...

Опустошения ночь, кровавая...
Смотрите!
С мрачных берегов Евфрата
Людоеды с глазами гиен спешат,
Над снами, над вспять бурлящей рекой,
Заполонив собою все окрест, в село спешат...
О, этот скрежет кости и сабли,
Зов растерзанных тел, в агонии корчащихся,
Глухо отзывающихся
Под грозными сводами гор!
И от их пристальных глаз,
И от скрежета их зубов, словно грызущих мрамор,
И от воя шайки воришек, бреду подобных,
Все они
Лишь смерть и кровь воспевают...
Их слова, подобно вскрытым ранам,
Плотно легли на камни, покрыли все окрест...

Ночь варварская, кровоточащая...
О, немедленно падайте ниц, молитесь, вы,
Сердечные братья, осужденных к смерти.

Барс приходит так, что все село просыпается в ужасе...
А после все тела сплетаются между собой,
И сплетаются взгляды и взывают о помощи...
И все руки простерты к небу, милости просят...
И каждый возвещает печальную весть: "Господи!
Господи! Господи!"

Невозвратная ночь, опустошения час...
Торжественное представление воронов над селом...
И вместе с воронами белые призраки орлов...
И все кварталы похожи на угольные шахты,
И воздух дышит кровью и пеплом резни...
Трупы, трупы с отрезанными головами,
И мятущиеся безголосые взоры демонов
Вдоль черных стен...
О, слушайте,
Слушайте всхлипывания агонии этих несчастных...
Как бесконечно они похожи на изуродованных лебедей,
И как страшно им, что они полутрупы, и как страшно, что друг друга они узнают.
А те, кто желает спасти родных,
В монастырях обезглавлены...
Палачи затопили все пороги кровью и пустили ее
На беспомощные души этой осени тихой,
И вот все прозрачные водоемы садов,
Где сейчас
Под знаком взывающей крови, -
Богоматерь, Раздумья, все необъяснимые Любови
Незримо должны появиться...
На кладбищах, сквозь рассвет,
Стародавние призраки нестройно запели:
"Мир тем, кто не имеет могилы,
И мир тем, кто мучается в предсмертный свой час..."

1899
Париж
 
__________________
«Никто никого не может потерять, потому что никто никому не принадлежит.»
Мукик is offline  
Reply With Quote
Old 18 Mar 07, 12:02   #6 (permalink)
Все буду молчать.........
VIP Ultra Club
Мукик's Avatar
Join Date: Mar 2007
Location: Много будете знать скоро состаритесь...
Age: 38
Posts: 14,210
Blog Entries: 7
Rep Power: 26 Мукик is on a distinguished road
ТАНЕЦ

- Сдерживая слезы из голубых своих глаз,
На поле пепла еще умирала армянская жизнь,
Так рассказывала немка, очевидица нашего горя.

- эту ужасную, невыразимую историю
Я видела своими безжалостными человечьими глазами,

Стиснув зубы от гнева и боли, из окна
Своего безопасного дома.
...Вот этими жестокими глазами...
То было в городе Партез, что обратился в руины и пепел...

Трупы... Трупы сложены были до верхушек деревьев,
А в ручьях, родниках на дорогах доносилось
Журчание вашей непокорной крови, и теперь
Зовущее к мести.

Не содрогайтесь! Я вам расскажу эту историю,
И пусть каждый поймет злодеяния человека пред человеком.
Два дня они лежали на кладбищенской дороге
Под жарким солнцем -
Человеческое зло перед человеком, -
Пусть узнают сердца всего мира...
В воскресенье то было, смертоносное утро над трупами плыло,
Я же в своей обители
С вечера и до восхода солнца
Над умирающим телом юной армянки, кинжалом сраженной,
Своими слезами смертельную рану увлажняла...
Послышались крики, и черная скотоподобная толпа,
Исступленно избивая двадцать невест,
Раздевая их, распевая вульгарные песни,
Неожиданно остановилась в саду.
Оставив полумертвую в кровати, я подошла к балкону,
И адское око окна мне открыло мерзейшую сцену...
Толпа неистовствовала, толпа вопила, она плевалась слюной.
Дикарь кричал: "Они должны плясать, должны плясать под звуки
Нашего барабана. Они должны..."
И свист плетей, и крики ликования, -
И корчатся тела невест, тоскующих о смерти, -
Лишь смерти желали они...
И двадцать девушек юных, за руки взявшись,
Нестройно начали танец, и капали слезы, как кровь
Из ран незаживших...
Ах, как я позавидовала ей, услышав спокойные звуки
Слов красивой армянки, ибо, проклиная небосвод безграничный,
Она лилию души своей горлицы к звездам отправила...
Я же тщетно толпе кулаком погрозила.

"Должны плясать, должны плясать, неверные,
Должны плясать с открытыми грудями, безропотно...
Должны плясать, улыбаясь...Должны плясать
Без устали, до самой смерти.
Распутно, сладострастно, голые, -
Должны плясать, ибо стыд не для вас,
Ибо вы рабы, ибо наши глаза
Жаждут вашего тела и смерти...
Мы вашей смерти хотим!"
И пали наземь они, пали, чтобы больше не встать.
"Встать!" - орала толпа, толпа пребывала в экстазе,
И сабли блеснули, словно змеи, в саду.
Принесли кувшин керосина, - чернь ликовала... Облили всех...
О, человеческая справедливость, дай мне плюнуть в твое лицо!
"Должны плясать! - гремела обезумевшая толпа. - Вот вам
Благовония, каких даже в Аравии нет..."
И факелами подожгли невест истерзанные тела,
И корчились они, и смерть предстала перед ними...

Я в ужасе захлопнула ставни, и к телу мертвой подойдя,
Спросила печально: "Скажи ты мне, как выколоть мои жестокие глаза?.."
 
__________________
«Никто никого не может потерять, потому что никто никому не принадлежит.»
Мукик is offline  
Reply With Quote
Old 18 Mar 07, 22:21   #7 (permalink)
Все буду молчать.........
VIP Ultra Club
Мукик's Avatar
Join Date: Mar 2007
Location: Много будете знать скоро состаритесь...
Age: 38
Posts: 14,210
Blog Entries: 7
Rep Power: 26 Мукик is on a distinguished road
Сиаманто

ВМЕСТО РОЗЫ СВОБОДЫ — ЛОЗА ГНЕВА

Так раненое древо источало
слова и кровь...
Данте


Между рождением поэта и его бессмертием есть миг, сотканный из тончайших капилляров памяти, сострадания, борьбы. Миг творчества. Таков и Миг западноармянского поэта Атома Ярджаняна, известного литературному миру под именем Сиаманто, чей сборник стихов вы, уважаемый читатель, сейчас открыли.

В древних горах Бюракн, что в сердце Армении, берут свое начало четыре великие реки — Тигр, Кура, Евфрат и Араке. Об этих сказочно красивых и суровых местах сложено бесчисленное множество стихов, легенд, песен и сказок. Уходят реки вдаль, уходят, чтобы набрать силу, дать Земле Армянской жизнь, и, как добрые, могучие и щедрые люди, входят во владения наших соседей, где они всегда желанные гости. На этих крутых берегах родилось немало прекрасных поэтов, чей путь можно сравнить с могучими реками, которые спокойно и уверенно вливаются в океан общечеловеческой культуры, а по сути — общечеловеческого братства. Евфрат-Река величия и скорби, река легенд и страдания, река плодородия и бесплодия, великая армянская река.

Евфрат, ты мечта и глубинная боль Атома Ярджаняна, великого поэта-гражданина, чья огненная лира и короткая, как летняя ночь, жизнь были отданы Армении — ее Родникам и Будущему, ее Скалам и Мужеству, ее Трагедии... Поэт сам пал жертвой этой Трагедии - первого в XX веке геноцида.

В 1878 году в живописном и уютном городе Акн, что находится на правом берегу Евфрата, в образованной купеческой семье родился будущий поэт. Кстати, через семь лет после рождения Сиаманто близ Акна появился на свет еще один великий поэт Армении — Мисак Мецарснц, чья трагическая жизнь и нежнейшая лира вызывают и горечь и восхищение. Акн был всегда одним из центров армянской культуры. Здесь а конце XIX века родились, жили и творили выдающиеся умы — поэт-переводчик, литературовед Аршак Чобанян, прозаик, депутат турецкого парламента Григор Зограб, художник-график Эдгар Шаин, епископ, первый собиратель и исследователь национального эпоса «Давид Сасун-ский» Гарегин Срвандзтян и многие другие.

С одними из них Сиаманто дружил, с другими был близок, сотрудничал, у третьих — учился...

Начальную школу будущий поэт окончил в родном Акне, а продолжил образование, по настоянию семьи, в Константинополе. Так мальчик навсегда покинул город своего детства. Величественный Евфрат уходил вдаль, унося в волнах щемящую тоску упрямых глаз. Это его река. Евфрат вот сейчас исчезнет за поворотом дороги, чтобы возникнуть, словно реальная вечность, в стихах... Тягучая, мудрая, яростная музыка Евфрата связала весь духовный мир Сиаманто, став основой его поэтической стихии. И где бы ни был поэт, здесь, на берегах Евфрата, будет цвести его Лоза Гнева. Лоза, чьи корни уходят в трехтысячелетнюю историю армянского народа. Лоза поэта, листья и плоды которой набирают силу и дают человечеству осязаемую душевную хронику древнего народа в критический период его истории, ибо опыт поэта неотделим от судьбы народа.

Однажды молодой Сиаманто, говоря о назначении поэта, сказал, что единственная цель художника видеть и любить прекрасное. Но он стал поэтом геноцида, где спрессованы голоса призыва и ужаса, отчаяния и тревоги, где нет места даже мечтательной грустной улыбке.

Аветик Исаакян называет Сиаманто «уникумом в мировой литературе».

Справедливо задать вопрос: почему Сиаманто стал поэтом геноцида, изменив своему идеалу?

В 1894 — 1896 годах коварный и слабоумный турецкий султан Абдул Гамид II, чтобы как-то продержаться на троне и тем самым продлить существование своей прогнившей империи, учинил в Константинополе и Сасуне резню армян. Предвидя эти события, друзья отца посоветовали вывезти совсем еще юного Атома из тогдашней столицы Турции. Будущий поэт впервые оказался в вынужденной эмиграции. Он почти год прожил в Египте, куда неисчислимыми толпами стекались беженцы. Перед открытой и легкоранимой душой Атома во весь рост встали призраки ужаса и бессмысленной смерти.

Я хочу всмотреться в огромные грустные и наивные глаза юноши, когда его взгляд вспыхивал яростью, когда неосознанная мудрость давала силу гневу. Сиаманто и теперь напряженно смотрит сквозь пространство Времени, сквозь пласт другого языка и открывает русскому читателю полную благородства и боли судьбу самого поэта, поэзию борьбы.

Символично и то, что первое стихотворение, которое решается предложить застенчивый юноша издававшемуся в Манчестере на армянском языке журналу «Завтрашний голос», было «Сосланная свобода». Это произошло в 1898 году, когда поэт покинул свою родину и отправился продолжить учебу в университетах Женевы и Парижа. Так в армянскую поэзию вошел поэт высокого гражданского долга, чья лира и жизнь стали олицетворением судьбы целого поколения, призывом к надежде...

Но до гибели поэта, до гибели целого мира было еще далеко. Была борьба, мучительная и яростная, за обыкновенное существование, была пора постижения и прозрения, была Боль, что равна Памяти, Судьбе, Творчеству...

«В художественном творчестве, — писал в одном из писем Томас Манн, — есть нечто символическое. Оно представляет собой новое образное воплощение унаследованных и с молоком матери впитанных свойств личности. Человек, — продолжает Манн, — ставший мыслителем или художником, «вырождается меньше, нежели среда, от которой он эмансипирует, и меньше, нежели он сам думает. Он не пересекает быть тем, чем были его отцы, — напротив, он воспроизводит их опыт в иной, более свободной, одухотворенной, образно-символической форме». Эта мысль находит блестящее подтверждение в творчестве Сиаманто. Его поэзия — это сгусток многовекового уклада жизни народа, его древнейшей культуры. Ведь замкнутый мир Акна концентрировал в себе все лучшее и характерное для прошлых веков и, быть может, в предчувствии своей близкой гибели (турецкие власти в 1896 году разорили Акн до основания, учинив там бесчисленное множество зверств), вручил все это маленькому мальчику, как бесценный дар... Миропонимание поэта несет в себе черты родового начала. Сиаманто действительно впитал это с «молоком матери». Отсюда и та языческая ясность и твердость духа, романтизм, которые в сочетании с опытом армянской средневековой лирики и французского символизма дали неповторимый поэтический сплав. Но язычником Сиаманто можно считать условно, ибо он похож на того язычника, который уже принял христианство. Это очень важно чувствовать, потому что всю поэтическую ткань его творчества питают эти два начала.

Сиаманто получил превосходное образование, он много ездил по странам Западной Европы, подолгу жил в Париже и Женеве, глубоко изучая искусство, историю и, конечно же, литературу этих стран и народов. Поэт более года лечился от туберкулеза в горах Швейцарии. Здесь к нему пришла настоящая любовь, а вскоре и измена. Сиаманто в это время узнает и о самоубийстве отца. Скромный, молчаливый юноша был загадкой и магнитом для живущих во Франции. Германии и Швейцарии студентов-армян. Он поддерживал тесные контакты с учеными-мхитаристами из армянской конгрегации мхитари-стов, что в Вене и на острове Святого Лазаря близ Венеции. Поэт дружил со многими крупнейшими деятелями армянской культуры. Кроме названных А. Чобаняна и Г. Зограба, хочется отметить еще нескольких — поэтов Даниэла Варужана, Ваана Теке-яна, Аветика Исаакяна, актера Ваграма Папазяна, драматурга Александра Ширванзаде... Именно в эти годы поэт прошел школу политической науки, здесь, в Европе, он ясно понял роль своего поколения в контексте истории народа. Тогда же Сиаманто воспринял культуру Армении как мощный духовный пласт в мировой культуре, который со временем будет оценен человечеством. И не случайно, что именно в эти десятилетия увидели свет фундаментальные исследования в области армянской истории, языка и архитектуры, я имею в виду работы армянских ученых Тороса Тороманяна, Овсепа Орбели, Акопа Манандяна, Манука Абегяна, Рачия Ачаряна, русского академика Николая Марра, австрийского ученого И. Стржиговского, литовского исследователя Юргиса Балтрушайтиса (Младшего), в области литературы — знаменитые поэтические антологии — «Поэзия Армении с древнейших времен до наших дней», которая вышла на русском языке под редакцией Валерия Брюсова, и трехтомник «Розы Армении», увидевший свет на французском языке в Париже. В области музыки несомненны открытия гениального Комитаса.

Для Сиаманто Армения великого прошлого и есть Армения будущего. Дух Сиаманто, его романтический порыв, его оптимизм убеждают читателя, что светлый час в истории народа наступит, потому что возмездие для армянского народа означает — справедливость.

1901 год...

Он медленно идет по улицам уснувшего города. Чужого города. Его кроткий взгляд полон нежной грусти и необъяснимой тревоги. Глаза поэта... Я хочу понять внутреннее состояние его тревоги, хочу найти импульс его сомнения, вскрыть те неуловимые переживания, где зыбки границы между познанием и откровением...

Сиаманто легко шагает по полуночной Женеве, и его тень, словно мутное око врага, преследует поэта, скользя по мокрым мостовым. Но вот взгляд юноши замирает на черных ветвях безлистого одинокого дерева. Он на какое-то мгновение останавливается, и тусклый свет газового фонаря освещает черные ветви молчаливого дерева и худую руку поэта, сжимающую тонкую книжку — первый сборник его стихотворений.

Именно в Женеве в 1901 году вышел сборник стихов Сиаманто «Героическое», где впервые в армянской поэзии поднята до вершин высокой литературы тема геноцида, где в полной мере проявилась связь молодого поэта с его духовным отцом, гениальным армянским поэтом X века Григором Нарекаци.

Сиаманто одним из первых армянских поэтов XX века обратился к опыту средневековой армянской лирики. Все самобытное и сложное его творчество читается как грандиозная поэма, где каждое стихотворение входит в определенный цикл, а все они имеют внутреннюю логику развития, где наряду с реальными героями присутствуют языческие боги, цари и вымышленные образы, где — и это важнее всего — зримо, полнокровно живет народ. Освободительная борьба армянского народа против турецких завоевателей постоянно волновала поэта. И он говорит возвышенно об уже ставших легендарными народных героях этой священной борьбы — Ахпюре Серове, Андранике, Католикосе всех армян Хримяне Айрике...

Сиаманто трезво видит победы, просчеты и поражения этой борьбы, он ощущает себя рядовым воином своего мужественного и многострадального народа. Он призывает, заклинает всех рассеянных по миру армянских сыновей и дочерей жить и бороться совместно за светлые идеалы своей Отчизны, когда в мирных садах на берегу Евфрата будет тяжелеть виноград, когда молодое вино будет играть, как улыбка юноши, когда благородная свобода не покинет ее никогда.

Влияние Сиаманто на всю армянскую поэзию XX века огромно. Взять хотя бы Даниэла Варужана и Егише Чаренца, двух гениев армянской поэзии, которые испытали сильное влияние его огнеподобной лиры. Сиаманто был также первым среди тех, кто разглядел в младотурках будущих палачей армянского народа. В 1909 году (то есть ровно через год после прихода к власти младотурок) в Стамбуле вышел новый сборник стихов поэта «Кровавые вести от друга», где Сиаманто разоблачает, клеймит позором этих лжереволюционеров.

Правы армянские и зарубежные исследователи творчества Сиаманто, когда говорят, что нежнейший лиризм поэта, его страстный, неповторимый характер придают его поэзии особое обаяние. Без этих качеств стихи воспринимались бы как холодные лозунги-призывы. И неудивительно, что литературная общественность Европы высоко оценила творчество армянского поэта, выдвинув за несколько месяцев до его гибели на Нобелевскую премию.

И где бы ни был поэт, а он побывал, кроме стран Западной Европы, в США (кстати, в 1910 году в Бостоне вышел том его собрания стихотворений), на Кавказе (в Тифлисе в 1913 году вышла отдельной книжкой поэма «Святой Месроп»), он высоко нес честь и достоинство своего свободолюбивого народа. Последняя поездка Сиаманто была в Восточную Армению. Это произошло в 1913 — 1914 годах. Свою поездку поэт завершил R Стамбуле, не подозревая, что этот город для него станет Голгофой.

Поэт в полной мере разделил судьбу своего народа, когда в 1915 году младотурки стали планомерно осуществлять свой чудовищный акт истребления целой нации. В расцвете творческих и жизненных сил, наряду с лучшими представителями интеллигенции — Комитасом, Д. Варужаном, Рубеном Севаком, Г. Зограбом, Еруханом, Келекяном и многими другими, был арестован, а через несколько месяцев зверски убит и Сиаманто.

Но поэт погиб, оставив нам посаженную на берегах Евфрата Лозу Гнева, которая, по страстному убеждению Сиаманто, однажды прорастет Розой Свободы.
 
__________________
«Никто никого не может потерять, потому что никто никому не принадлежит.»
Мукик is offline  
Reply With Quote
Reply

Thread Tools
Display Modes

Posting Rules
You may not post new threads
You may not post replies
You may not post attachments
You may not edit your posts

BB code is On
Smilies are On
[IMG] code is On
HTML code is Off
Trackbacks are Off
Pingbacks are Off
Refbacks are Off


 

All times are GMT +4. The time now is 03:31.

 v.0.91  v.1  v.2 XML Feeds JavaScript Feeds


Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2018, vBulletin Solutions, Inc.



Liveinternet
User Control Panel
Networking Networking
Social Groups Social Groups
Pictures & Albums All Albums
What's up
Who's Online Who's Online
Top Statistics Top Statistics
Most Active Forumjans Most Active Forumjans

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60